Главная > Новости > Проблема > Полочанку пригласили в Турцию на работу музыкантом в клубе. На месте оказалось, что там оказывают эскорт-услуги – интервью


Полочанку пригласили в Турцию на работу музыкантом в клубе. На месте оказалось, что там оказывают эскорт-услуги – интервью

15:06, 10.11.2021 8519 Источник: gorod214.by

Работа вокалистом за границей имеет немало нюансов: ночные смены, концерты один за одним и самое главное – большой риск. Риск приехать в страну назначения и обнаружить, что ты в ловушке. Наша сегодняшняя героиня, полочанка, искреннее верила, что едет в Турцию петь и зарабатывать честным трудом и талантом. Но всё пошло не по плану.

Дарья Алексейчук

IMG_2222

Фото из открытых источников

– Почему ты решила поехать работать вокалисткой в Турцию? Был ли уже опыт подобной работы за границей?

– Такого рода контракт был своеобразным спасательным кругом для меня. Хотелось наконец поработать по основной специальности (наша героиня – дипломированный музыкант – прим.ред.). Во время пандемии с работой в целом все не так уж и радостно, а если у тебя творческая специальность – и подавно. Удачный опыт работы в музыкальной сфере за границей у меня уже был: в Египте и Китае. Поэтому за вакансию вокалистки в клубе Анкары я ухватилась обеими руками.

– Где ты нашла эту вакансию?

– Через знакомых на фейсбуке. Там очень много групп с вакансиями для артистов. Они разделены по странам и видам деятельности.

– Какие условия тебе обещали и что вообще написано в контракте?

– На этот раз контракт оказался очень странный – в нём было много воды и неточностей. Если уже придираться, то это был не документ вовсе, а отсканированный текст. Запомните: нужно требовать от работодателя именно документ, который подготовили только для вас. Иначе это уже не контракт, а просто «отписка» для посольства.

По факту получилось следующее: такие отсканированные тексты используют практически все заведения в Турции. Они меняют только «шапку» и адрес. И это уже говорит о том, что что-то в этой работе нечисто. Но если вернуться к условиям этого так называемого контракта, мне полагалось двухразовое питание и проживание в отеле. Время работы – с 22.00 до 5.30 утра. Также написано, что мне предоставят костюмы, соцпакет и медицинскую страховку. Был пункт о том, что работодатель может изменить время работы по соглашению обеих сторон. Билеты на самолёт работодатель на словах обещал купить, но в кредит – их нужно отработать по приезду.

– Почему, несмотря на тревожные звоночки, ты все-таки решила поехать на эту работу?

– Во мне играл голод путешествий. А ещё успокаивало наличие рабочей визы, которую мне открыли. Казалось, если я еду по рабочей визе, то уже защищена. Если вспоминать весь процесс заключения контракта, то было ещё несколько непонятных моментов. Например то, что меня очень быстро утвердили на работу. Без прослушивания и собеседования как такового . Следующий «звоночек» – в посольство работодатель подал документы, в которых говорилось, что я еду как профессиональный танцор. Мне даже хотели предоставить фейковую справку о том, что я учусь в Москве на хореографическом отделении. Видимо, так делается для всех девочек, которых туда заманивают.

– Ты приехала в Турцию, привезла с собой желание много работать, выступать. Выходишь на первую свою смену – а там на работу вокалистки ни намёка?

– «Веселье» началось раньше – с процесса покупки билетов. Мне купили билеты на самолёт, где багаж должен весить 15кг + 8кг ручной клади. Для музыканта, который едет работать за границу, это нереальные цифры. Ведь ты берёшь с собой всю необходимую технику: микрофон, пюпитр, компьютер, процессор. Да и наряды для выступлений весят очень много. Мне пришлось выложить из чемодана почти все личные вещи. Даже шампунь и сменную одежду. Но в итоге я добралась до Анкары и веселье продолжилось. Первая репетиция и первый рабочий день стали для меня шоком. Мы с командой артистов (девочка- скрипачка, две девочки из шоу-балета и девочка-танцор), пришли в клуб и познакомились с нашим менеджером – женщиной, разговаривающая с тобой максимально неуважительно, рядом с которой чувствуешь себя напряжённо и тревожно.

Репетиция состояла в том, что каждый из нас выходил на сцену и показывал заранее заготовленные номера. Менеджер уделяла много внимания танцорам, а с музыкантами «рассчитывалась» дежурными «хорошо», «молодец», «следующий». Никакой профессиональной оценки, замечаний и т.д. Это всё напомнило подготовку к концерту в летнем лагере.

И затем стало понятно почему. Оказывается, из всего рабочего времени выступать мы должны только 30 минут. Полчаса из 7,5 часов работы! Всё остальное время мы должны сидеть с гостями за столиками и общаться.

– То есть это по факту это работа в эскорте?

– По факту да. Когда я ехала на контракт, я знала, что у нас будет возможность такой подработки. Мне так и говорили: если я не захочу идти за стол к гостю, то я имею право этого не делать. А оказалось, что это обязательная часть моего рабочего времени. То есть картина такая: ты приходишь на работу, 30 минут поешь на сцене, а затем садишься в зал. Если гость тебя «выбирает», к тебе подходит сотрудник клуба в костюме и просто молча тянет тебя к столу гостя. Это не так грубо как можно представить, но достаточно унизительно, чтобы прочувствовать.

Гость оплачивает время и тебе на стол кладут фишку номиналом 30 минут. Это время ты обязана с ним провести за беседой. И таких девочек в зале десятки. В клубе даже есть специальный человек, который занимается подсчётом, сколько фишек отработала каждая девочка. Менеджер, как оказалось, занимается не концертной программой, а именно вот этими делами: курирует девчонок, проверяет их внешний вид (приходить в штанах нельзя было, только в платьях), и так далее.

photo-1615911498502-3f3213d1d980

Фото из открытых источников, носит иллюстративный характер

– Какие ещё условия были при работе «за столом»?

– Нельзя было доставать телефон. Постоянно что-то нужно было пить. Благо, можно было выбирать сок и воду. Что я и делала – за всё прибывание в Турции я не выпила ни капли алкоголя. Разумеется, мой первый рабочий день закончился истерикой с затруднением дыхания. Моя психосоматика сработала как часы: началась дикая одышка и поднялась температура. И тут мы переходим к самому интересному: менеджер и другие девушки стали говорить, что моя плаксивость, мои эмоции и мое физическое состояние – это акклиматизация. Что на самом деле в этой работе нет ничего постыдного, плохого и вообще – надо зарабатывать деньги, как минимум – отработать месяц, чтобы рассчитаться за билеты. Это было такое внушение, такая промывка мозгов, что я решила продержаться хотя бы месяц.

– А другие девушки знали, на какую работу они приехали?

– По их словам, я была практически единственная, кто приехал туда по ошибке. Ведь многие из них работали там уже и второй, и третий сезоны. Всё-таки это лёгкие деньги: за месяц можно было заработать около 1000$. Все вокруг меня искренне не понимали, почему я так переживаю и почему постоянно говорю о каком-то чувстве собственного достоинства. Но когда я разговаривала с несколькими девушками наедине, становилось понятно, что каждая из них попадала в ровно такую же ситуацию, как и я. Но не у всех есть свои деньги на обратные билеты, у кого-то сложная жизненная ситуация – болеют родные, нет помощи от родителей и близких. Вот так там и остаются.

– Когда ты поняла, что предать себя не получится и нужно бежать?

– Меня хватило на три дня. О первом я уже рассказала, во второй день я пыталась блокировать негативные мысли и принять ситуацию. На третий день я поняла, что розовые очки не спасают меня, поэтому я просто их сняла и ужаснулась. В голове роились вопросы: «Почему я здесь?», «Как работа вокалистом связана с происходящим?». В этот вечер ко мне подошёл работник клуба и повёл к пустому столу, сказал ожидать гостя. Гость пришёл, посмотрел на меня и махнул рукой, мол, «нет, не подходит». У меня началась очередная истерика. Я попыталась успокоиться в уборной, но слёзы лились ручьём.

В итоге я рыдала и уже слабо понимала, что происходит. И тут меня зовут за стол. Разумеется, гости клуба были в шоке и начали спрашивать, что случилось. Оказалось, это друзья хозяина заведения, к которому меня отвели и которому я поведала всю историю от начала до конца. И тут случается чудо: он говорит, что завтра я могу абсолютно спокойно уезжать без отработки суммы за билеты. Так я и сделала. И уже через два дня была в родном Полоцке.

– Что делать артистам, чтобы не попадать в такие ситуации? Дай пару советов, исходя из своего опыта.

– Советую не терять надежду на то, что попасть на хороший контракт возможно. Они реально существуют! Такие на моем опыте встречались. Если подвернулся хороший, на ваш взгляд, вариант, очень внимательно изучайте документы, задавайте вопросы, проверяйте всё с юристом. И по возможности не уезжайте в одиночку: ехать целым музыкальным бендом или танцевальной командой безопаснее.

Грусть всей ситуация состоит в том, что такие девушки, как наша героиня, попадает на подобное рабочее место не по своей воле. Едет на одну работу – оказывается на той, которая понравится далеко не всем. Данным материалом не хочется осуждать тех, кто выбирает консумацию и эскорт своим способом заработка. Осудить хочется тех, кто в 21 веке в цивилизованном обществе обманом заманивает умных и талантливых девушек, впоследствии угрожая им и внушая то, что сложившаяся ситуация – норма.

Тем, кто планирует работать не в Беларуси, можно позвонить на бесплатную (анонимную) горячую линию по вопросам безопасного выезда за границу ОО «Клуб деловых женщин»: 8-801-201-5555 (с 8:00 до 20:00).

Читайте такжеХорошие и плохие пациенты, прививки от ковида и тоска по родине. Поговорили с молодым врачом, которая училась в Полоцке, работала в Минске, а недавно уехала из Беларуси

Приехала в Полоцк учиться и стала научным сотрудником одного из лучших музеев города. Поговорили с Полиной Шкляр о ее фотографиях и местах силы

Девушка путешествует автостопом по Беларуси без телефона, интернета и даже часов. Встретились с ней в Полоцке (Фото)


Оставайтесь с нами в социальных сетях: 

facebook   social   insta   58cbe3ace31ff15adc715b82      







Не вижу код