Главная > Новости > Интервью > «Только с тобой», (не)поющий Полоцк и кто лучший голос Беларуси: поговорили с артисткой и преподавателем вокала Екатериной Ляшенко


«Только с тобой», (не)поющий Полоцк и кто лучший голос Беларуси: поговорили с артисткой и преподавателем вокала Екатериной Ляшенко

07:13, 24.09.2021 4861 Источник: gorod214.by

А помните, в начале 2000-х весь город напевал лиричную «Только с тобой скоро кончится лето…»? Песню крутили по местным телеканалам, ее ставили в «музыкалках» перед поздравлениями, и, кажется, это была и есть главная поп-композиция Полоцка на все времена. В коллективе MIХ на тот момент пела Катя Ляшенко, ее прямо так и называли – та, черненькая, с рваной челкой. Мы встретились с Катей и узнали, как сложилась ее музыкальная жизнь, поющий ли наш город сегодня и как ей удалось не проиграть ни одного конкурса в своей жизни.

Катерина Иванова

242494474_3004438196441496_5977929702154654008_n

Екатерина Ляшенко

Начнем с того, что Екатерина снова в Полоцке. Она уже давно живет в Минске, работает в сфере эстрадной песни как педагог – учит детей (и не только), берет конкурс за конкурсом и делает мир поющим. А еще Катя в августе открыла студию FoxVoice в Витебске, где занимаются все – от трехлеток до людей почтенного возраста. По некоторым причинам ей приходилось часто бывать дома, в Полоцке, и решение поработать и здесь буквально витало в воздухе. Можно только поздравить ГДК, что у них появился такой педагог: судите сами, у Екатерины почти три сотни дипломов/кубков/гран-при и, внимание, ни одного проигранного музыкального конкурса.

Про группу MIX, открытие Сергея Анищенко и гастролирующую школьницу

Давай сразу с ностальгии начнем. Я перед интервью закинула в мессенджеры почти всем знакомым строчки «только с тобой…» и попросила продолжить. Сто из ста! Как ты оказалась в группе MIX, расскажи про этот практически легендарный полоцкий хит?

– Когда группа стала образовываться, мне было тринадцать. И Максим Михайлов, можно сказать, выпросил меня у моей мамы. Она сопротивлялась, потому что они взрослые, а я еще ребенок по сути. Но он был упрям, мол, на каблуки ее поставим, накрасим, никто и не поймет. И вот тогда Катя стала брюнеткой, появилась та рваная челка, необычные костюмы. Пару лет я там пела, потом наши пути разошлись. Но песня «Только с тобой» действительно была при мне. Ее написал Рома Гребенников, человек вообще не из музыкального мира, он учился в колледже и просто написал песню. И сказал – хочу петь. Мы ее взяли и записали, а потом сшили костюмы, поставили номер, и вот.

Сразу после нашего интервью Екатерина отправилась давать мастер-класс в студию Максима Михайлова, основателя и лидера группы МІХ. Музыкальная история тоже бывает цикличной.

Расскажи что-нибудь из тех романтичных времен.

– Ох, как-то мы поехали выступать на «Славянский базар». Я была маленькая, за мной смотрели как за ребенком – поела ли, тепло ли мне и все такое. Было очень трогательно. А еще был концерт в Смоленске на День города, где мы давали часовую программу. И как раз пели в тех костюмах, из клипа. Ткань шелковая, очень холодная, а температура была минус 20 точно. И в маленьких перерывах мы выходили за кулисы и просто силой разжимали пальцы, которые фактически примерзли к микрофону. Но все это не казалось испытанием, тяжестью. Было здорово, мы дружили, классно было.

А звездной болезни не было? Все же школьница, а тут концерты, клип крутят по телевизору.

– Никогда. У меня мама, которая всегда была моим самым строгим критиком. Она не оставляла мне шансов «зазвездиться».

Тебя узнавали в городе?

– Да. Я не стеснялась, что лукавить – это было очень приятно. (мой друг юности был тайно влюблен в Катю, и никогда не переключал клип с ней, если тот показывали по телевизору – прим. авт.) И сейчас, не скрою, многих встречаешь и узнают, рады видеть.

А ты поешь, наверное, с раннего детства?

– С пяти лет, мама привела к Сергею Анищенко на конкурс «Хали-Хало», самый-самый первый. И меня туда не взяли, потому что очень маленькая, не доросла. Тогда меня выставили как приглашенного гостя, но жюри я впечатлила и мне дали призовое место. Вот такой был старт. Потом я пела в «Таўкачыках», поступила в музыкальную школу. Но петь мне мама уже запретила – я поступила в гимназию, и установка была однозначной, только учеба. Но когда в первом же классе к нам пришла Наталья Анатольевна Четверикова набирать поющих детей, я тайком от мамы записалась. Ну что делать, пришлось маме согласиться. Вот так все и пошло.

242618912_367432111475835_6272790876461816167_n

Екатерина со своим наставником Сергеем Анищенко, одним из создателей культового «Рок-кола»

Это твой первый педагог?

– По большому счету – да. А еще автор моих песен. Представьте, у меня был собственный репертуар, я не пела чужих песен. Мне очень повезло, считаю.

Что было потом, когда ты подросла?

– Я пошла учиться в колледж на музыкальное отделение, и там пела, конечно. Мини-диск с «минусовкой» всегда был в сумочке, потому что концерт мог случиться внезапно. Потом я поступила в университет в Минск, и там начались свои концерты. Училась на экспериментальном курсе, где помимо вокала нас обучали и театральному мастерству. Мы ставили спектакли. Работали волонтерами в детских домах, делали постановки для детей с особенностями развития. Я даже подумывала пойти учиться на сурдопедагога, но папа со мной строго поговорил и как-то не случилось. А на третьем курсе я закончила курсы от «Белтелерадиокомпании», работала на БТ, вела новости, но петь не прекращала. Потом с мужем уехала в Калининград, там тоже работала на телевидении.

Но вернулась в Минск?

- Да, так сложились обстоятельства. И я начала работать педагогом в минских студиях. Их было много, это колоссальный опыт. Но это то, что я люблю, это абсолютно мое. Так и доросла до своей студии. Все складывалось, будто так и надо. Можно сказать, оно ко мне шло. И я рискнула. Пока нас, педагогов двое, но планируем взять специалиста по игре на гитаре. Сейчас живу на два города: Витебск и Полоцк. Это сложно, но интересно.

Катя, а почему студия в Витебске?

– Все просто – большой, фестивальный город. Это открывает возможности для меня как для создателя студии. Планируем открыть филиал и здесь, на родине, но чуть попозже.

И кто там у тебя поет?

- Все. Моему старшему вокалисту 72 года, он поет классические романсы. Ко мне приходят мамы с детьми, приходят и те, кому когда-то сказали «тебе медведь на уши наступил» или что-то еще подобное. Мы работаем даже с трехлетками, а это музыка с элементами логоритмики –специализированный подход к маленьким детям. Словом, не боимся браться и за тех, кого больше нигде не берут. К сожалению, ни в Витебске, ни в Полоцке подобных студий нет.



cats

Фото из личного архива Екатерины Ляшенко

Про шоу «Голос», пение после коронавируса и не особенно поющий Полоцк

Скажи, а вот «Голос. Дети», уже миллион сезонов был: можно ли сказать, что это простимулировало интерес к детскому эстрадному вокалу и у нас?

– Конечно. Я сама готовила ребят для «Голоса», как готовила и участников для детского «Евровидения», «Славянского базара». Но это все Минск. В маленьких, периферийных городах в этом плане все грустно– почему-то тишина. Точечно кто-то работает, но в целом картина не очень веселая. Очень жаль, что на конкурсах перестал звучать Витебск как регион. Когда-то Полоцк, Новополоцк всегда выдавали места – у нас были классные вокалисты. Почему сейчас так – не знаю. Поющих детей много, хороших педагогов много, но греметь – не гремим. Чтоб не критиковать и не ныть, я и открыла свою студию. Чтобы что-то делать и менять к лучшему.

А правда, что петь полезно? Или это такая завлекалочка, миф?

– Это безумно полезно. Мы работаем с дыханием. Грубо говоря, так дышат йоги. Даже восстанавливать легкие после короновируса великолепно помогает дыхание вокалиста. Мы работаем с артикуляцией – очень многие взрослые говорят с дефектами речи. В Витебске ко мне пришел бизнесмен, работает в сфере IT. Он не петь пришел, а научиться говорить, потому что ему надо много выступать перед публикой, вести семинары. Да и в целом, вокал положительно действует на ЦНС, удивительно даже. А для женщин, которые особенно эмоциональны, это вообще большое подспорье.

А ты больше любишь сама выступать или готовить детей на конкурсы?

– Теперь я больше педагог. Про себя я все знаю, а его, ребенка, еще надо слепить. Это совершенно другое. Это куда больше волнения, но тот момент, когда получается – это ни с чем не сравнимо.

Твой восьмилетний сын Святослав тоже поет?

– У него не было вариантов (смеется – прим. авт.) Но если бы ему не нравилось, я бы его не заставляла точно. У него есть все данные, потому поет. Но он еще и в театральную студию ходит, и спортом занимается. Я за то, чтобы детям дать все попробовать. Вот все. Пусть посмотрит, пусть увидит себя – не в том, так в этом. Но кто уж начал петь, от этого сложного отказаться. Сцена – это своеобразный наркотик, вот прямо так. Конкурсы дело такое, очень много субъективности, ребенку непросто. Но мы работаем, психологически настраиваем, это та еще школа жизни. И меня настраивали, но я, так вышло, не проиграла в своей жизни ни одного конкурса. Тем ответственнее работать с детьми сейчас, планка ведь высока.

Знаю, что ты не просто про конкурсы, концерты и цветы. У тебя все это связано с социальной миссией, наверное, так можно сказать. Это так?

– Музыка, выступление – это препарирование души зрителя. Если хоть один человек из зала вышел и что-то для себя понял, прочувствовал, это уже было не зря. Мы детей очень часто возим в детские дома, в дома престарелых. Стараемся вытащить их из гаджетов, научить видеть реальность, сопереживать. Для детей это хорошая практика. И едем не просто попеть, мы собираем то игрушки, то сладости, то еще что-то по запросу. Но главное, что, когда дети приезжают туда выступать, у них внутри что-то меняется, это видим мы, это видят родители. Вот музыка она, в том числе, и про это.

photo_2021-09-23_12-58-40

Фото из личного архива Екатерины Ляшенко

Самой важный концерт, вопросы из Вайбера про Евровидение и лучший голос Беларуси

А какое твое выступление ты считаешь самым-самым? За все эти годы.

– Никогда не забуду концерт в Витебске, в амфитеатре, конкурс «Афганистан – болит в моей душе». Стоят взрослые мужчины, прошедшие не одну горячую точку, в медалях, серьезные, и я по сравнению с ними почти ребенок. А перед песней записан текст с фамилиями тех, кто награжден званиями посмертно. И вот я выхожу на сцену, глаза опускаю вниз, а возле сцены сидят другие конкурсанты: один без ног, афганец, второй без рук и еще незрячий. Когда звучал текст о погибших, зал встал. Я петь не смогла, у меня буквально перехватило дыхание. Никакие Гран-при, международные конкурсы с этим не сравнятся. Это про то, что не зря.

Это правда. Ой, тут люди пишут в вайбере, я рассказывала, что иду на встречу с тобой. Просят вопрос задать: когда Беларусь выиграет Евровидение? Что же нам мешает?

– Правду сказать? Мешает клановость. Если проще, не те едут. Ничего не имею против артистов, которые туда уже съездили. Но у нас на каких-то местных конкурсах можно услышать такие голоса, просто очень классные. Будь я на месте организаторов, поменяла бы критерий отбора: не просто в Минске провести отбор, а пустить гонцов в города и веси, как тех же футболистов ищут талантливых. И это не только про Евровидение история.

И вот у нас прямо онлайн, серьезно, еще один вопрос от тех, кто хорошо помнит Катю. «Интересно, кого ты считаешь голосом Беларуси? Вот кто это для тебя?»

– Сложно сказать. Действительно. Наверное, все же Мулявин. Его «Малітва» – это шедевральная вещь, глубокий голос, наполненный. Да, из современников не скажу никого. Голоса есть, бесспорно, но я назову Мулявина.

Если вернуться к Полоцку: мне кажется, люди в принципе хотят ходить на концерты. Когда «Лампа» наша устраивает свои вечера, народ идет. Приходит ну очень разная публика. Значит, людям надо. И ведь все не на пустом месте, в Полоцке было немало интересного.

– Да, и «Хали-Хало», и «Рок-кола», и конкурс молодых исполнителей «Европа Плюс Полоцк» (Катя там блистала – прим. авт.), который хвалили даже иностранцы. У нас действительно неплохая история, это все было не так давно. Да, финансовая сторона решает, понятно. Но грустно, что не осталось ничего.

Так, может быть, не зря ты снова оказалась в родном Полоцке? Ждешь полочан к себе занятия?

– Конечно, с радостью. Буду работать и с детьми, и с взрослыми. Природный талант не главное – желание и готовность работать, вот основной залог успеха. Приходите в ГДК, будем пробовать. Конкурсы-концерты гарантированы, мероприятий много. Я очень люблю музыку, это дело моей жизни. И если кому-то смогу передать хоть частичку этой любви, своей философии к существованию на сцене, буду очень рада.

Читайте такжеПочему люди теряются в лесах, или Как мы побывали на учениях «Ангела» в Новополоцке – фоторепортаж

«Это и общение, и развитие, и азарт». Сергей Красовский из Полоцка создал лучший в стране детский региональный клуб по «Что? Где? Когда?»

Оставайтесь с нами в социальных сетях: 

facebook   social   insta   58cbe3ace31ff15adc715b82      







Не вижу код